Как много времени понадобится, чтобы жизнь в Чернобыле снова стала возможной?

Жизнь в Чернобыльской зоне не прекращалась ни на мгновение. Поэтому мы предположили, что автор вопроса подразумевал людей.

Но и в этом случае ответов может быть несколько.

1. Несмотря на всю тяжесть аварии и глобальность тех мер, которые были предприняты государством и мировым сообществом, Чернобыльская зона никогда не оставалась без людей. Правда, большая часть из тех, кто там находился, были сотрудники предприятий и служащие воинских формирований, занятые проблемами минимизации последствий Чернобыльской аварии, восстановлением работы Чернобыльской АЭС и проблемами реабилитации Чернобыльской зоны. Однако, почти сразу после эвакуации местного населения некоторая часть бывших жителей вернулась в свои дома. Одни работали на предприятиях Зоны, другие просто жили натуральным хозяйством. Общее число таких возвращенцев, а точнее, самопоселенцев, в первой половине 90-х годов составляло почти 1500 человек, включая детей. Однако, из-за отсутствия инфраструктур, которые могут поддерживать нормальную жизнедеятельность населенных пунктов, и, прежде всего, — медицинских и детских воспитательных учреждений численность жителей-самоселов стала неуклонно сокращаться. Сейчас там фактически живут одни старики. Определенную долю составляют люди, которые работают на предприятиях Зоны, и при этом также ведут самостоятельное фермерское хозяйство (разумеется, при отсутствии официальной поддержки со стороны властей). Это – довольно сложный вопрос, который стоит перед Администрацией зоны отчуждения все годы после аварии.

С научной точки зрения на части территории Зоны отчуждения (некоторые южные районы) уже давно можно вести определенные виды сельскохозяйственной деятельности без всякого вреда для здоровья населения. Однако, во-первых, такие виды деятельности должны сопровождаться постоянным радиационным контролем; во-вторых, должны включать целый комплекс контрмер, снижающих поступление радионуклидов в организм человека и дозовые нагрузки; и, в-третьих, в населенных пунктах, заброшенных уже в течение почти 20 лет, должна быть восстановлена полноценная инфраструктура. Все это довольно дорогостоящая задача. Возникает вопрос, насколько она оправдана? Если говорить откровенно, то такой необходимости нет. Во все времена полесские земли были крайне убыточны из-за бедности почв. Они требовали очень много удобрений для получения мало-мальски хорошего урожая. Все, что здесь растет само по себе, — это лес. Луга, конечно, могут обеспечить ведение животноводства, однако по причине бедности почв естественные луга характеризуются недостатком микроэлементов, что сказывается на здоровье скота и требует дополнительных вложений для сбалансированной зоотехнической и ветеринарной поддержки. Даже для восстановления жизни в Зоне без ведения земледелия все равно необходимы колоссальные средства: инфраструктуры нет, от населенных пунктов остались одни фантомы.

2. Другой аспект этой проблемы — дозовые нагрузки. При соблюдении требований радиационной безопасности персонал большинства предприятий Чернобыльской зоны в принципе не может получить опасных дозовых нагрузок. Сейчас радиационные условия Чернобыльской зоны совсем не такие, какими они были 15—18 лет назад. Они в сотни, тысячи раз благоприятнее. Однако, это внешние дозовые нагрузки. Если же человек будет жить и работать на земле (пахать, сеять, убирать продукцию, заниматься пчеловодством, добывать диких животных, ловить рыбу, собирать грибы, ягоды и т.д.), то на львиной части территории современной Зоны это приведет к формированию значительных внутренних дозовых нагрузок, которые уже не будут так безопасны. Учитывая, что основными дозообразующими радионуклидами являются 90Sr и 137Cs с периодом полураспада 28—30 лет, на большей части территории более менее благоприятная радиационная обстановка сложится где-то к 2040—2050 годам. Однако, в центральной части Зоны присутствуют и токсические трансурановые изотопы, период полураспада которых — тысячи лет. На этих землях восстановление традиционной жизнедеятельности человека нецелесообразно.

3. Третий аспект касается того, о какой категории населения идет речь. Для взрослого населения радиационные нормативы более мягкие, для детского — более жесткие. Жизнь в Чернобыльской зоне без детей возможна уже сейчас (не на всей, конечно, территории, но на значительной ее части). Однако, общество без детей — это уже искусственное формирование и его вряд ли стоит рассматривать как естественное.

4. Немаловажную проблему в случае возвращения людей в Зону на постоянное место жительства будет играть ограничение и контроль их жизнедеятельности. Случайные пожары, несанкционированное использование угодий, несанкционированное перемещение по территории могут создать еще больше хлопот и без того проблемному хозяйству Администрации зоны отчуждения. Чернобыльская зона — это, все-таки, радиационный объект, организованный с определенными целями и задачами.

В заключение хочется сказать, что Чернобыльскую зону давно уже пора воспринимать именно такой, какая она есть, без всякого стремления «стереть с лица Земли», без соблазна переделать или вернуть к прошлому. Если грамотно, разумно подойти к решению этой задачи, то эта территория будет полезна и с экологической, и с хозяйственной, и с воспитательно-просветительской, и с эстетической точек зрения.

(На вопрос отвечал С. П. Гащак, зам. директора по науке Международной радиоэкологической лаборатории Чернобыльского центра, канд. биологических наук)